Риком-Траст в гостях у МигКредит

17.09.2021
Риком-Траст в гостях у МигКредит

Относительно недавно, в июле 2021 года, МФК «МигКредит» - один из лидеров на российском рынке микрофинансовых организаций, осуществил размещение своего второго выпуска биржевых облигаций на 800 млн рублей сроком на 3 года с купонной ставкой 12,25%. Напомним, что первый выпуск был размещен компанией в 2019 году с купонной ставкой 16% на 447 млн рублей.

О том, как компания развивается в последние годы с момента выхода на публичный долговой рынок, об основных приоритетах и целях дальнейшего развития, о целях и планах выхода в дальнейшем на рынки капитала с генеральным директором МФК «МигКредит» Олегом Гришиным поговорили к.э.н., начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ» Олег Абелев и директор департамента корпоративных финансов ИК «РИКОМ-ТРАСТ» Николай Леоненков.

- Олег Александрович, добрый день! Спасибо за согласие рассказать о текущем положении дел в компании. Хотелось бы начать наш разговор с обсуждения общего финансового состояния компании. Судя по последней отчетности (за I полугодие 2021 года рост прибыли г/г составил 73,2% – ред.), налицо бурный рост финансовых результатов. С чем это связано?

- Коллеги, всем здравствуйте! Сразу хочу сказать, что рост прибыли в текущем году стал результатом работы всей команды, которая стартовала задолго до этого. Еще 1,5 года назад, в начале 2020 года, мы привлекли одну из самых известных мировых компаний в области финансового и управленческого консалтинга, чтобы она помогла нам с формированием новой миссии компании.

Можно сказать, что мы хотели выйти из нашего старого имиджа монопрофильной компании после приобретения новых активов в последние годы. Мы идем в финтех и понимаем, что сегодня без развития этого направления очень сильно потеряем на конкурентном поле. Консультанты помогли нам в постановке новых ориентиров, в том числе и финансовых. В частности, в рамках стратегии нами была поставлена цель в ближайшие 5 лет увеличить выручку до 15 млрд рублей, EBITDA – до 11-12 млрд рублей, выйти на уровень рентабельности по EBITDA в диапазон 4-5%.

- Что стало основным драйвером столь мощного роста прибыли в текущем году по сравнению с 2020-м?

- В первую очередь, это переход от офлайн-модели развития к онлайну. Как ни странно, пандемия дала нам хороший толчок в этом смысле. Мы и раньше думали над увеличением доли онлайн-услуг в своей нише и в бизнес-процессах, но, безусловно, не планировали наращивать её так активно, как случилось в прошлом году. Из 79 офисов на конец 2019 года сегодня мы оставили в офлайне только 35 офисов по всей стране. Думаю, что это не предел. Согласно новой стратегии, через несколько лет мы оставим в офлайне не больше 20 офисов, которые будут работать в режиме контакт-центров.

- Что это значит для бизнеса?

- Это значит, что наши сотрудники в этих офисах будут заниматься решением технических вопросов с клиентами – от оформления договоров до определения места выдачи займа клиенту и классической технической поддержки. Мы думаем, что клиентам туда уже и не нужно будет приходить лично.

- И что вам в финансовом плане дал столь масштабный переход к онлайну?

- Прежде всего, сокращение затрат. Именно это и стало залогом роста прибыли в текущем году. Сокращение офлайна, по сути, резко увеличило воронку наших потенциальных клиентов. Если раньше человеку для получения займа необходимо было физически ехать к нам в офис, что отпугивало многих из-за больших расстояний и временных затрат, то сегодня можно взять займ, сидя дома на диване. Ясно, что количество клиентов у нас увеличилось при сокращении затрат на аренду и содержание офисов. Кроме того, мы теперь не зависим от региона, где находится клиент.

Наши офисы принимают решение о сделке, а саму сделку мы можем оформлять и консультировать клиента по ее условиям там, где это для нас необходимо по разным соображениям. В целом мы показали удачный пример цифровой трансформации бизнеса и при этом не потеряли ни в качестве, ни в объеме выдач.

- Тем не менее, несмотря на уход в онлайн, расходы у компании тоже растут (только за I полугодие 2021 года г/г общие и административные расходы увеличились на 61% - с 620 млн руб. до 1 млрд руб. – ред.). С чем это связано?

- Это обусловлено ростом конкуренции в отрасли, что делает абсолютно необходимым увеличение затрат на маркетинг. Я бы сказал, что до 80-85% общих затрат «МигКредит» уходит на маркетинг. Во многом это связано с тем, чтобы правильно позиционировать наши услуги и продукты в условиях, скажем прямо, не самого позитивного имиджа нашей отрасли. Демонизация образа микрофинансовой компании, которая отбирает «последние штаны» у клиента в виде ставок величиной в тысячи процентов, заставляет нас очень много тратить на то, чтобы объяснять людям, что это не так. Кстати, нам сегодня законодательно запрещено выдавать займы по ставке выше 365% годовых, а их доля в нашем портфеле займов не превышает 10%. Но как сразу это донесешь до клиента? Люди часто слышат то, что они хотят услышать.

- Как изменилась для вас стоимость одного клиента?

- Здесь надо подходить к клиенту с разных сторон. С одной стороны, если оценивать наши доходы, то мы ориентируемся на показатель EPC (Earnings per click – заработок с одной интернет-заявки – ред.), поскольку именно он сегодня является основным для большинства мировых рэнкингов (не путать с рейтингами – ред.). Высокие позиции в рэнкингах, например, в топ-10, дадут возможность существенно снизить отказы и увеличить конверсии. Кстати, это одна из целей, на которую нам указали международные консультанты, когда анализировали деятельность компании.

- А с другой стороны?

- А с другой стороны, мы говорим о затратах на клиента. По аналогии с телекомами (у телекоммуникационных компаний существует показатель AСPU – Average Cost per user – средние затраты на одного клиента – ред.) можно сказать, что затраты на 1 займ в среднем у нас не меняются – около 3,5-4 тыс. рублей.

- Даже после перехода в онлайн?

- Вы не забывайте о том, что у нас параллельно с ростом воронки продаж растут и затраты на маркетинг, поэтому в расчете на одного клиента затраты находятся примерно на вышеупомянутом мной уровне.

- Расскажите поподробнее о развитии финтех направления в компании? Как оно изменилось в последнее время?

- В первую очередь хотелось бы отметить появление отдельного юридического лица в структуре компании – МКК «Папа Финанс». Мы приобрели эту компанию, все 100%, в прошлом году специально для развития новых направлений в сфере финтеха. Пока их доля в выручке невелика (около 4% по итогам 2020 года – ред.), но мы планируем её удвоить по итогам 2021 года как раз за счет роста затрат на маркетинг по этому направлению. Выйти на прибыль здесь мы хотим в 2023 году.

- Какие новые направления вы хотите развивать?

- В первую очередь, это предоставление кредитов под эквайринг (безналичная оплата товаров и услуг картой через платёжные терминалы банка-партнера на кассе или у курьера – ред.), когда часть денег от каждой транзакции идет в погашение кредита поставщика. Сегодня этим могли бы заниматься и банки, но доход от эквайринга для них в общем объеме доходов столь невелик, что им это неинтересно. Зато это очень интересно нам.

Во-вторых, мы сейчас активно развиваем кредитование поставщиков маркетплейсов. Здесь для нас затраты не очень велики, поскольку мы уже работаем по взаимным маркетинговым программам с крупнейшими игроками рынка – Яндекс.Маркетом, Ozon, Wildberries и не планируем на этом останавливаться. Их база поставщиков огромна, а сроки отгрузки для них предельно важны. Кредитуя поставщиков, мы тем самым можем обеспечить бесперебойность логистики для каждого конечного клиента маркетплейса.

С помощью новых каналов развития мы планируем увеличить не только количество контрагентов, но и клиентскую базу наших заемщиков (в 2019-2020-м гг. количество заемщиков по действующим договорам микрозайма на конец отчетного периода колебалось в диапазоне 162 – 166 тыс. человек – ред.).

- Сотрудничаете ли вы с государственными структурами?

- Да, буквально в этом году мы запустили кредитование на исполнение государственных контрактов. Пока мы смотрим на него как на пилотное направление, которое надо тестировать и оттачивать, поскольку сотрудничество с государственными органами в рамках тендерного законодательства весьма специфично. Если получится, то будем развивать. Вообще, я считаю, что ведущие игроки микрофинансового рынка, которые, по сути, являются финтех компаниями, обладают достаточной компетенцией и также могли бы принять участие в антикризисной поддержке предприятий МСБ за счет льготных микрозаймов.

МФО могли бы стать проводниками решения таких задач на уровне государства в целом, что содействовало бы скорейшему восстановлению экономики после пандемии.

- Что у «МигКредита» с кредитной нагрузкой? Насколько компания закредитована?

- Могу сказать, что мы впервые привлекли кредитную линию в прошлом году (кредит в ТрансКапиталБанке на сумму в 1,5 млрд рублей на 1,5 года под 11,5% годовых – ред.) как раз под цели органического развития, и больше увеличивать кредитный рычаг не планируем. Нам вполне хватает привлеченных сумм на долговом рынке.

Мы ведем активную работу по снижению долговой нагрузки (показатель долг/EBITDA по итогам 2019 года составил 2,06х, тогда как в 2020-м – уже 2,01х – ред.), а также по снижению показателя NPL 90+ (NPL – просроченные кредиты сроком более 90 дней – ред.) с текущих 72% (по итогам 2020-го года – ред.) как минимум до диапазона 50-55% к 2022-му году. Надо понимать, что резкий рост количества просроченных займов в диапазоне свыше 90 дней связан не с ухудшением маржинальности нашей бизнес-модели, а с тем, что в 2020 году по всему рынку МФО долги активно не продавались из-за неблагоприятной конъюнктуры.

- Кстати, о целях привлечения. Какие основные цели нового выпуска, который был недавно размещен (параметры – в начале интервью – ред.)?

- Как у первого выпуска, цель аналогичная – инвестиции в рост бизнеса. Остаток задолженности по основному долгу микрозаймов у нас сейчас примерно 7 млрд. рублей, а объём выданных компанией микрозаймов за I полугодие 2021 года составил около 4 млрд рублей. В соответствии с нашими планами, портфель займов должен достичь размера 7-8 млрд. рублей к концу года, а в соответствии со стратегическими планами – превысить 10 млрд рублей по итогам 2022 года.

- Какова на сегодняшний день структура собственности компании? Планируются ли здесь какие-либо изменения?

- Сейчас основной владелец группы компаний – это трастовый фонд, действующий в интересах детей бизнесмена Александра Мамута (его доля - около 70% - ред.), а остальная часть распределена между частными лицами. В будущем мы планируем сделать структуру собственников более транспарентной.

- Для чего вам повышать транспарентность?

- У нас есть стратегическая цель, к которой мы идем, – IPO в обозримом будущем. Пока не могу ничего сказать даже ориентировочно о сроках, но мы прекрасно понимаем, что для успешного IPO нам надо повышать прозрачность владения. Мы ведем работу на этом направлении; надеюсь, что уже в 2022 году здесь появятся первые результаты.

- Как вы оцениваете спрос на ваши облигации на биржевом рынке?

- Я видел, что в последнее время цена несколько снизилась от той, которая была в момент размещения, но думаю, что исходя из обсужденных нами финансовых результатов и планов компании, инвесторам должно быть понятно, что компания уверенно занимает лидирующие позиции на рынке, ее прибыль растет, она имеет ясные и достижимые цели развития.

Мне кажется, что снижение цены на наши бумаги связано, скорее, с ликвидностью на рынке, и это краткосрочно. У компании достаточно средств как для развития бизнеса, так и для поддержания рынка своей бумаги, если это потребуется. Мы уже привлекаем маркет-мейкера к работе с ликвидностью. Долгосрочно мы готовы и дальше выходить на рынок капитала с новыми выпусками.

- Какой вариант фондирования наиболее выгодный для «МигКредит» – через ценные бумаги, прямое инвестирование физических и юридических лиц или от банков? И какие вы видите преимущества у каждого из инструментов?

- Важен баланс. У крупной компании должны быть разные инструменты привлечения средств, целая линейка возможностей – от займов физиков до банковского финансирования и корпоративных облигаций. У всех этих способов привлечения денег есть разные подводные камни и риски. Например, частные инвесторы бывают подвержены панике, мы ничем не защищены от угрозы массового досрочного расторжения договоров.

У облигаций другая проблема – утилизация полученных средств: мы сразу одним пакетом получаем все деньги и должны сразу начинать платить по ним купоны. В то же время облигации можно разместить дешевле, так как это более ликвидный инструмент для обоих участников рынка – и эмитента, и инвестора.

Банки тоже могут досрочно истребовать кредит, структура сделки с ними носит более сложный характер - нужны залоги, поручительства, требования по поддержанию ковенант. Вообще банки не умеют и не очень хотят работать с МФО, поскольку рынок небольшой, под него надо формировать отдельную политику кредитования, нет жестких залогов, что требует умения секъюритизировать портфель займов. Но даже если компания попадает в кризисную ситуацию из-за «черных лебедей» маловероятно, что все эти источники фондирования будут себя вести одинаково. Поэтому важно иметь в арсенале разные финансовые инструменты.

- Какими вы видите перспективы рынка микрозаймов в целом и место «МигКредит» в этой конфигурации?

- Пандемия внесла существенные коррективы в развитие всего финансового рынка, а не только микрозаймов. Поэтому перспектива для МФО будет связана с желанием и готовностью банков иметь в своей продуктовой линейке такой тип лицензии как микрофинансовая. Мы стоим на пороге того, что смешаются понятия банка и МФО в аспекте удовлетворения клиентских потребностей. МФО решает не меньший круг задач, чем банки, особенно в сегменте потребительских кредитов. И особенно в части кредитования МСБ. Здесь вообще финтех-компании с таким типом лицензии (МФО) стоят на голову выше банковской индустрии.

Поэтому можно сказать, что «МигКредит» - это уже не МФО, мы работаем на рынке финансово-кредитных услуг. Наши клиенты – это далеко не только subprime сегмент и это необязательно малообеспеченные граждане или люди с совсем плохой кредитной историей. Это может быть молодежь 18-20 лет, это могут быть люди с временной пропиской, трудовые мигранты или пенсионеры, для которых у банков мало кредитных программ.

Если резюмировать, то мы обслуживаем субстандартных заемщиков с менее совершенным профилем. Да, они живут в МФО, но не только. Мы знаем об их потребностях не только с точки зрения микрозаймов, но и с точки зрения других типов продуктов и лицензий, в которых они нуждаются.

- В завершение нашей беседы не могу не спросить о планах компании на ближайшие годы. Что является основным приоритетом?

- Согласно стратегии, которую мы приняли в прошлом году и о которой я уже говорил, основным финансовым ориентиром является выход по итогам 2021 года на уровень выручки около 7,5 млрд рублей, а к 2023 году – на уровень, превышающий 15 млрд рублей. Мы прекрасно понимаем, что без этого выйти на IPO нам будет крайне сложно.

В целом, как финтех-компания, мы ставим перед собой задачу поддерживать рост выше рынка.

- Спасибо за интервью! Удачи вам и вашей компании!

- Спасибо.

Повышение ставки со стороны ЦБ не за горами...

Повышение ставки со стороны ЦБ не за горами...

Текущая неделя знаменуется важным событием, а именно пятничным заседанием Центрального банка. Судя по темпам, который набирает инфляция, существует большая вероятность того, что регулятор не просто снова повысит ставку, но сразу сделает это на 50 базисных пунктов до 7,25%

18.10.2021
Водородный взгляд...

Водородный взгляд...

В последнее время в России все чаще стали говорить о якобы найденном новом способе снизить траты на электроэнергию в ближайшие годы, а то и десятилетия

13.10.2021
Китайский строитель...

Китайский строитель...

Накануне рубль перешел к снижению после нескольких дней роста. По данным ЦБ на завтра, курс доллара вырос на 12 копеек, до 72 рублей 65 копеек, евро — до 84 рублей 87 копеек. При этом цены на нефть продолжают расти: марка Brent сегодня впервые за три года преодолела показатель в 80 долларов за баррель

04.10.2021
Мнимое спокойствие...

Мнимое спокойствие...

Пока положение дел на мировых рынках остается достаточно спокойным, несмотря на ряд внешних факторов, которые могут это спокойствие на рынках превратить в иллюзорное

27.09.2021